Maof

Thursday
Jul 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Компромисс по вопросу Корпорации по общественному теле- и радиовещанию отражает 40 лет вялости власти, в течение которых центр силы перешел от исполнительной власти к центрам, не подчиненным общественности

Соглашение между премьер-министром Биньямином Нетаниягу и министром финансов Моше Кахалоном вырисовывается как типичный МАПАЙный компромисс: много параграфов, много механизмов и объединение новой Корпорации с частями старого Управления по теле- и радиовещанию. Мы не можем знать, куда придет эта бюрократическая мутация.

Пока обсуждение в СМИ велось, в основном, вокруг персональных вопросов и имен, вроде Гиля Омера и Эльдада Кобленца, на самом деле интересным вопросом было не какие именно люди, а какие механизмы: какой властно-бюрократический механизм позволит обществу и его избранникам контролировать происходящее в бюджетной организации, имеющей значительную силу?

В этом случае утверждения Нетаниягу против Корпорации очень сильны. Ген.директор Корпорации назначается на срок в 4 года "общественным" советом, а члены совета назначаются также на 4 года комиссией, состоящей из 3 человек. Хоть речь идет об организации, кормящейся из государственного бюджета и явно относящейся к исполнительной власти и, согласно нормам упорядоченного правления, должна быть подконтрольна исполнительной власти, председатель комиссии - судья в отставке - будет назначен совместным решением соответственного министра и главы Верховного суда. Речь идет о явном попрании принципа разделения ветвей власти с предоставлением главе Верховного суда полномочий исполнительной власти. Затем судья в отставке, назначенный министром и главой суда председателем комиссии, назначит двух членов комиссии.

В конечном итоге комиссия из 3 чиновников, не имеющих обязательств перед общественностью, должна назначить совет, также не имеющий обязательств перед обществом, а совет должен назначить ген.директора, неподотчетного исполнительной власти и которого нельзя уволить в течение 4 лет. у общества и его избранников нет возможности контролировать происходящее в Корпорации. Согласно публикациям о компромиссном соглашении, несмотря на ряд улучшений, Биньямину Нетаниягу не удалось изменить этот антидемократический механизм - "общественный" совет и руководство Корпорации будут избираться комиссией во главе с судьей.
(прим.перев. - зачем же надо было принимать такой закон? Министром связи тогда был Гилеад Эрдан)

На этом этапе я предлагаю обсудить вопрос Корпорации как часть бОльшего процесса. Широкое обсуждение в СМИ коррупции политиков привело к разрушению статуса избранников общества. Элитарные круги смогли направить и использовать чувство презрения к политикам для продвижения "технических" процессов, переводящих властную мощь и полномочия от избранников общества к "технократам" и юридическим советникам.

На пике истории "Бар-Он - Хеврон" в 90-е годы был вынужден Нетаниягу создать комиссию во главе с судьей Верховного суда в отставке Меиром Шамгаром для проверки путей назначения юридического советника правительства. 20 августа 2000г. приняло следующее правительство (во главе с Эхудом Бараком) основные рекомендации комиссии Шамгара и было решено, что кандидаты на должность юр.советника правительства будут предлагаться правительству профессионально-общественной комиссией, состоящей из судьи Верховного суда в отставке, бывшего министра юстиции или бывшего юр.советника правительства, депутата от юридической комиссии Кнессета, представителя адвокатской гильдии и представителя академических кругов, избранного юридическими факультетами университетов. Полномочия по выбору юр.советника переданы от правительства к "профессиональной" комиссии, в которой явная гегемония судейской клики.

У рекомендаций комиссии Шамгара было драматическое влияние на процессы назначения высокопоставленных чиновников государственной службы. До 2000 года назначения были по конкурсу на должность (за исключением "мисрот эмун" - доверенных помощников, назначавшихся министрами), но после укоренения новых правил были созданы комиссии по "поиску, отбору и назначению". В продолжение этого расширилось явление "комиссии во главе с судьей" в качестве чудесного решения властных процессов.

Представление комиссий по поиску и профессиональных комиссий в качестве решения болезней политической коррупции - это трюк, облегчающий газетно-судейской клике возможность поворачивать систему по своему желанию. Каждый раз, когда правительство занимается долгосрочным формированием центра силы, левые умеют выделить слабое звено в правой коалиции и угрожают ему линчем в СМИ. Параллельно угрозе бранжа СМИ предлагает соблазны и награды - кнуты и пряники - этой слабой ячейке коалиции.

Вопрос Корпорации позволяет нам проследить эту динамику в реальном времени: выбор, предлагаемый бранжей Моше Кахалону, был прост: правый выбор будет стоить тебе ликвидацией в СМИ, подравнивание под линию левых даст тебе пиар-кемпейн с превращением тебя в "сильного лидера", "моральную личность", "хранителя демократии" и т.д.

Почему мы голосуем за правых и получаем политику левых? Потому что левые сумели построить эффективный механизм кнутов и пряников, позволяющий им направлять слабое звено в любой правой коалиции и переводить властные полномочия от политиков, избранных общественностью, к никому не подотчетным центрам силы. Это верно в случае Верховного суда, назначения высокопоставленных государственных чиновников, государственных фондов киноискусства и т.д. Вопрос Корпорации - лишь еще один пример 40 лет бездействия у власти.

(Эрез Тадмор - ведущий радиостанции Галей Исраэль, автор книги "Почему ты голосуешь за правых и получаешь левых?")

("Макор ришон" 31.03.2017)

Перевел Моше Борухович
МАОФ