Maof

Tuesday
Jun 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Опубликованно на сайте Седьмой канал   http://www.sedmoykanal.com/ 

Не будет большим откровением сказать, что для того, чтобы излечить болезнь, ее надо в первую очередь диагностировать. Без правильного диагноза все попытки лечения равносильны блужданию в поисках выхода в темноте в запертой и заставленной мебелью чужой квартире. В ситуации с Израилем поставить диагноз болезни, к счастью, не составляет особого труда - еврейское государство страдает хроническим упадком сионизма. 

Уже не в первый раз в своей истории сионизм находится в крайне анемическом состоянии. Выступая в 1931 году на семнадцатом сионистском конгрессе Зеев Жаботинский сказал: “Сионизм потерял свою магическую власть над душами, евреев. Существует опасность, что чистый сионистский пафос и чистый сионистский энтузиазм скоро улетучится. Требование сегодняшнего момента заключается в том, чтобы провозгласить, что целью сионизма является решение еврейской проблемы и создание еврейского государства.” 

Если представить еврейское государство в виде живого организма, то сионизм - это циркулирующая в этом организме кровь. Ослабление сионистского идеала равносильно наличию в организме множества кровоточащих ран. Когда организм, каплю за каплей теряет кровь, он ослабевает, и если кровотечение не остановить, то смерть неизбежна. Поэтому оживление сионизма должно стать первостепенной задачей всех национально настроенных сил еврейского государства, всех тех, кто еще не потерял веру в еврейские национальные ценности. 

Каждый, кто пытается приуменьшить значение сионизма, кто считает, что сионизм бесполезен и уже ничего не может достичь, становится на одну доску с нацистским идеологом Альфредом Розенбергом, который написал в 1922 году: “в лучшем случае сионизм - это импотентная попытка непригодного народа достичь чего-либо конструктивного.” Сионизм - по своей сути многогранен, и сегодня, когда еврейское государство уже создано, главной целью сионизма является забота о сохранении еврейской сущности этого государства. Именно через сионизм Израиль должен определить цель своего существования. 

Еврейское государство сегодня отчаянно нуждается в выработке генеральной линии своей политики. Оно должно громогласно объявить в чем состоит смысл его бытия. Его жителям должно быть наконец разъяснено, что жизненно необходимо для еврейского государства, и почему оно находится именно в этой точке земного шара, окруженное непримиримыми врагами. Задача этого разъяснения является первостепенной обязанностью национального лагеря. И помочь в этом должна в первую очередь правда. Правда всегда имеет очищающий эффект. Вне зависимости от того насколько она горька, правда позволяет исправить ситуацию. 

Примером пренебрежения сионистскими принципами и правдой может служить бесславная каденция правительства, ведомого Биньямином Нетаниягу. Именно то, что Нетаниягу позволил лжи стать элементом своей политики, привело его к поражению. Попытки сохранить коалицию за счет размывания сионистских принципов обернулись против него самого. Он потерял поддержку тех, кто считал его наследником Жаботинского, и в то же время не получил помощи от “лагеря мира,” посчитавшего его уступки недостаточными. 

Нетаниягу совершил ошибку, которую он наверняка бы не сделал, если бы последовал совету Жаботинского, оказавшегося в аналогичной ситуации, когда он рассматривал возможность разрыва с Международной сионистской организацией. Жаботинский написал 20 марта 1931 года в письме одному из лидеров ревизионистов Ричарду Лихтхейму: “Нет никакой необходимости объяснять тебе, как горько мне видеть раскол ревизионизма, но я предпочитаю идти правильной дорогой с половиной членов организации, или третью, или даже с дюжиной людей, чем закончить мои сионистские дни в качестве ?оппозиции? толпе духовных ублюдков, называющих себя сионистской организацией.” 

Именно попытки Нетаниягу угодить одновременно деятелям типа Ицхака Мордехая и Давида Леви, и таким сионистам, как Бени Бегин и Узи Ландау, привели к катастрофе на выборах. Пытаясь сесть на два стула сразу, Нетаниягу пренебрег хорошо известной истиной о том, что для того, чтобы объединиться, в первую очередь необходимо разъединиться. Разъединение позволяет четко определить позиции и выкристаллизовать принципы. Оно позволяет собрать воедино всех тех, кто поддерживает эти принципы. Только после такого разъединения возможно приступить к объединению на основе общих интересов, сохраняя верность принципам. 

Было бы неверно обвинять одного Нетаниягу в его поражении. Весь национальный лагерь был виноват в этом. Отсутствие значительных массовых демонстраций в поддержку земли Израиля и сионизма явилось результатом ошибочного подхода к еще одному политическому принципу. Жаботинский предупреждал об этом 11 июля 1930 года в статье “Влияние на правительство,” появившейся в варшавской газете “Хайнт.” Он написал: “Особенно важно то, ЧТО вы требуете; важно то, от чьего имени это требуется. Если требование исходит от имени большой массы людей, особенно важно, чтобы ЭТА МАССА ЛЮДЕЙ время от времени ясно демонстрировала бы свою заинтересованность в существе вопроса. Очень важно терпение и стойкость, и особенно необходимо, чтобы выразитель чаяний этой массы умел бы представить ее стремления ясно и четко.” 

В течение трех лет нахождения правительства Нетаниягу у власти массы ни разу четко не заявили, что они заинтересованы в сохранении Эрец Исраэль. Сотни тысяч человек вышли на улицы по призыву Гистадрута, сотни тысяч заполнили улицы по зову религиозных лидеров, но лишь жалкие несколько тысяч пришли протестовать по поводу подписания договоров в Осло и на Вай Плантэйшн. Все это особенно поразительно, с учетом того, что согласно опросу общественного мнения проведенного институтом Гэллапа 26 мая 1999 года 42.5% израильтян возражало против ухода из Иудеи и Самарии “до окончания завершения переговоров,” а 28.9% были “против ухода независимо от каких-либо условий.” Если экстраполировать это последнее число на всех израильских евреев и предположить, что лишь каждый четвертый из них вышел бы на демонстрацию, выражая свое отношение к политике правительства не только через опрос общественного мнения, но и своим физическим присутствием, то демонстрация по меньшей мере в 300 000 человек говорила бы сама за себя. 

Все это означает, что национальный лагерь или безнадежно провалился в представлении свой позиции массам, или, что массы потеряли веру в своих лидеров. Возможно имел место и еще один вариант - неумение лидеров четко определить цели. Нелегкая правда должна была быть представлена во всей своей наготе. Народу необходимо было сказать, что государство, созданное сионистами, постоянно должно быть готово к борьбе за право на существование. Без каждодневной непрерывной борьбы существование Израиля и его независимость находятся постоянно под вопросом, как и независимость и существование любых малых стран, геополитическое положение которых, делает их лакомым кусочком в экспансионистских проектах супердержав. 

Лидеры национального лагеря обязаны объяснить израильтянам, что вопреки мечтам Переса и Бейлина, сущность арабо-израильского конфликта не изменилась. Арабы были и продолжают оставаться категорически против еврейского нахождения в Палестине. Сирийский министр иностранных дел Фарук А-Шара откровенно признался по ходу “мирного процесса,” выступая 27 января этого (2000) года перед сирийскими писателями: “ Восстановление Палестины во всей ее целостности является долгосрочной стратегической целью, которая не достижима одним махом. ...Первый этап - это этап возвращения оккупированных земель [1967 года] и гарантирование национальных прав арабского народа Палестины.” Не стоит тешить себя надеждой, что А-Шара выражает лишь позицию Сирии. 16 марта этого (2000) года саудо-аравийский шейх Абдель Рахман Эль-Судайс в Мекке во время религиозной службы в первый день мусульманского праздника Ид-Эль-Идха воскликнул, обращаясь к мусульманам всего мира: “О Бог, уничтожь агрессоров, сионистов, израильтян... Спаси мечеть Эль-Акса в Иерусалиме от клешней сионистов и евреев.” 

Игнорирование истинных намерений арабов не является чем-то новым для еврейских лидеров. На протяжении всей истории сионизма евреи пытались умиротворить и умилостивить арабов в надежде, что те смирятся с еврейским присутствием в Эрец Исраэль. 14 марта 1931 года Жаботинский заявил на массовом митинге в Париже: “Преобладающее мышление в сионистском движении настоятельно требует, чтобы еврейская сторона сделала все возможное для того, чтобы достичь соглашения с арабами. Соглашение - хорошая и важная вещь, но непонятно почему, мы вбили себе в голову, что это соглашение зависит только от нас. В создавшейся ситуации невозможно преодолеть столкновение мнений и интересов. Почему же тогда мы создаем для себя иллюзию соглашения? Мы должны иметь мужество сказать неприятную правду.” 

Лидеры национального лагеря обязаны набраться мужества и сказать неприятную правду. Если они этого не сделают, еврейское государство может исчезнуть с карты Ближнего Востока, и страшное предсказание Альфреда Розенберга относительно сущности сионизма может сбыться. И эта правда должна быть подкреплена действиями, направленными на возрождение сионизма. Настал момент изменить его составляющие компоненты. Сегодня более, чем очевидно, что социалистический компонент сионистской идеи продемонстрировал полное банкротство. Социалистическая идея всеобщего братства и равенства, потерпевшая поражение в странах, как его называли, “социалистического лагеря,” все еще продолжает наносить страшный вред еврейскому государству, выхолащивая его национальную сущность. 

Для того, чтобы Израиль мог выстоять, к национальной составляющей еврейского государства должна присоединиться его религиозная составляющая. Только появление сильного религиозного лидера в лагере сионизма может вселить жизнь в движение, возрожденное Теодором Герцлем, но берущее свое начало от Авраама. Кто лучше, чем религиозный лидер может объяснить неразрывное единство между Эрец Исраэль и монотеистической идеей, лежащей в основе иудаизма? Кто лучше, чем истинный знаток Торы, может понести твердой рукой факел сионизма, ярко освещающий дорогу в будущее еврейскому народу? Факел, где три языка пламени слились воедино, являя собой нерушимую связь между Народом, Торой и Эрец Исраэль.