Maof

Saturday
Mar 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  2 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Уважаемый м-р Президент,

Прежде, чем начнут падать бомбы, не оставляя нам времени на взвешенные размышления, представляется вполне естественным отступить на шаг и попытаться оценить всю картину так, как она выглядит в целом. Нет, мы не намерены присоединяться к тем, кто пытается убедить вас не начинать военной акции в Ираке. Напротив, мы полагаем, что эта операция давно назрела и что иракский народ страдает слишком долго, оставшись один на один с режимом зла Саддама Хусейна. Мы также не считаем для себя возможным разделить пацифистские сантименты, выраженные в последние дни миллионами демонстрантов. Наш собственный опыт жизни под пятой не менее зловещего режима бывшего Советского Союза научил нас, что свобода – одна из немногих вещей в этом мире, достойных того, чтобы сражаться и умереть за них. И чем скорее мы сделаем это, тем лучше, потому что, как вновь и вновь доказывает нам история, такие режимы не оставляют нам другого выбора, кроме как объявить им войну и уничтожить их, ибо они, по самой своей природе, являются деспотическими по отношению к своим народам и агрессивными по отношению к окружающему их миру.

В равной мере мы не можем понять, почему вдруг стало необходимым получить еще одну резолюцию Совета Безопасности, если это не было сочтено необходимым в случае намного более спорной кампании НАТО против Югославии в 1999 году. Несомненно, режим Милошевича бледнеет по сравнению с режимом Саддама. Но почему в борьбе за столь благородное дело необходимо брать себе в союзники страны, в которых правят режимы, в сущности, не отличающиеся от режимов Саддама Хусейна и бывшего Советского Союза? Почему мы должны предать забвению некоторые народы, почти обрекая их на истребление, ради освобождения других? Неужели такая цена за сомнительные преимущества, предлагаемые такого рода альянсом, может быть сочтена приемлемой?

Мы имеем ввиду, конечно, Россию. В противоположность бытующему на Западе распространенному мнению, она не движется по пути к демократии и рыночной экономике. Последние президентские выборы продемонстрировали всем, какой вид демократии установила эта страна для себя, когда избиратели должны были выбирать между лидером коммунистов и полковником КГБ. Это – выборы в русском стиле. И КГБ, разумеется, победил. После десяти лет нерешительных и робких попыток проведения реформ власть снова вернулась к ним, и они очень быстро восстановили свою систему по всей стране, включая старые символы Советского Союза – национальный гимн и красный флаг в армии. Последние очаги независимой масс-медиа были закрыты один за другим. У нас в течение десяти лет не было политических заключенных; теперь они у нас есть. Несколько человек находятся за решеткой за выступления против войны в Чечне, или за протесты против злоупотребления военной властью, или за борьбу против загрязнения окружающей среды армейскими ядерными отходами. Чечня сегодня – одна из кровоточащих ран страны, где, по мнению многих международных обозревателей, осуществляется геноцид маленького беззащитного народа. Есть много хорошо задокументированных сообщений о так называемых «зачистках» (операций по очистке), когда все жители той или иной деревни помещаются в фильтрационные лагеря, подвергаются пыткам и издевательствам, расстреливаются, и спастись удается только тем, чьи семьи могут заплатить выкуп. Коррупция в сегодняшней России – это просто иной мир. Это уже фактически не коррупция, это система, в которой КГБ (называемый сейчас ФСБ) заправляет большей частью организованной преступности, рэкетом, торговлей наркотиками и оружием и заказными убийствами. Фактически они превратились в некое подобие преступного синдиката, немногим отличающегося от знаменитого «Спектра» из Бондианы.

И, тем не менее, когда началась кампания по созданию анти-террористической коалиции, британский премьер-министр Тони Блейр, несомненно, по согласованию с Вашингтоном, отправился в Москву, чтобы приветствовать нового союзника. Он выразил свой восторг по поводу того, что Россия будет стоять, наконец, в одном строю с Западом в этой войне, в частности, потому, что «у России есть такой большой опыт в борьбе с терроризмом». Мы никогда не думали, что доживем до такого времени, когда нам доведется услышать из уст западного политика такие слова. Они звучат так же бесчувственно и нелепо, как если бы кто-то сказал, что у Германии есть громадный опыт в обращении с евреями. Россия, в ее предыдущей инкарнации в качестве Советского Союза, практически изобрела современный политический терроризм, возведя его в ранг государственной политики. Во-первых, для неусыпного контроля над своим собственным населением, и, во-вторых, для распространения своего влияния по всему миру.

Их «опыт» с мусульманским терроризмом  еще более впечатляющ. Как вы, несомненно, знаете, они вооружали Саддама в течение десятилетий, снабжая его, среди всего прочего, оборудованием для производства биологического оружия. Другая мусульманская страна, Афганистан, по-видимому, является еще более подходящим примером. У нас нет ни малейших сомнений в том, что сегодняшнее отчаянное положение этой страны, включая появление движения талибов, является прямым следствием инспирированной Советами «Апрельской революции» 1978 года, а после ее провала – вторжения советских войск в 1979 году, которое дестабилизировало страну и ввергло ее в пучину 20-летней гражданской войны.

Неужели именно этот опыт хотел бы использовать Запад? Но, разумеется, приведенное выше высказывание Тони Блейра представляет собой нечто большее, чем просто бездушная глупость. Оно означает изменение позиции Запада по отношению к поведению России в Чечне. До 11 сентября критическое отношение Запада к проводимому там Россией геноциду, сколь мягким и приглушенным оно ни было, все еще оказывало сдерживающее влияние на русских правителей. Теперь, после того, как Россия стала партнером коалиции, такое сдерживающее влияние перестало существовать. Более того, эта бессмысленная и кровавая война против малого народа объявляется ныне примером опыта, который Запад должен воспринять. Если это действительно так, может ли кто-нибудь объяснить, почему Слободан Милошевич все еще сидит в Гаагской тюрьме? По всей справедливости, он должен быть немедленно освобожден и награжден Нобелевской премией мира, потому что его «опыт по борьбе с мусульманским терроризмом» в Боснии и Косово вряд ли отличается от российского опыта в Чечне, если не считать, что его достижения в этой области бледнеют по сравнению со зверствами России.

Но это - только начало. Опасность «партнерства» с криминальными режимами заключается в том, что они никогда не останавливаются, пока не сделают вас соучастниками своих преступлений. Медленно, но упорно правители России заставляют своих западных партнеров принять свои преступления в Чечне как часть общей борьбы с терроризмом. Ваша администрация уже поддалась их нажиму и включила ряд чеченских групп в ваш «черный список» международных террористических организаций, хотя вы не знаете  о них ничего, кроме того, что рассказал вам о них КГБ. Совершенно неожиданно западные службы безопасности стали чем-то вроде мальчиков на побегушках у КГБ, поскольку они обязались арестовать любого, на кого Москва укажет, как на «террориста», и начать процесс его экстрадиции, даже если этот человек – хорошо известный официальный представитель законного чеченского правительства, как, например, Ахмед Закаев. Если все пойдет в том же духе, вы, м-р Президент, можете без колебаний записать в террористы и нас: поскольку ваш новый друг, г. Путин, официально определил, что любой сторонник чеченцев является террористом, мы все подпадаем под это определение.

Таким образом, первой жертвой еще не объявленной войны стал основной принцип, на котором была построена ваша страна и который запечатлен в вашей Декларации Независимости – право народа восстать против власти тирана или иностранной оккупации. И мы теперь полны недоумения: кем был Джордж Вашингтон – террористом или борцом за свободу? Нет ничего опаснее в войне идей, чем применение принципа «реалполитик», который принес так много несчастий в прошлом. В конце концов, разве не был Осама бин Ладен вот таким побочным результатом подобного «брака по расчету», совершенного однажды? Разве нельзя сказать то же самое по поводу Саддама Хусейна? И разве ваши новые «партнеры» вроде России не продают тайно военное оборудование (включая ядерную технологию) государствам оси зла даже сегодня? Усвоят ли когда-нибудь Соединенные Штаты этот урок, или они будут продолжать создавать новых врагов в процессе борьбы с уже существующими?

Через несколько дней, м-р Президент, миллионы людей во всем мире прильнут к телевизионным экранам, погрузившись в захватывающее зрелище современной войны, и общая картина мира уйдет из поля нашего зрения. Потрясенные мощью огня, завороженные действием «умных бомб и ракет», мы можем только по случаю спросить себя: «Почему правительство США не настолько умно, как его оружие? Почему оно всегда делает так, что бывает трудно поддерживать его, если даже оно сражается за справедливое и благородное дело?».

Но когда пыль уляжется, и Саддам Хусейн исчезнет вместе с ней, останется намного более трудный вопрос: было ли это победой – или это было поражение?

Искренне,
Владимир Буковский и Елена Боннер.

Опубликовано 10 марта 2003 года на Интернет-сайте http://www.frontpagemagazine.com/
 

Перевод с английского Эдуарда Маркова
Март 2003 г.

Текст наанглийском

Рейтинг

Еженедельные новости


Прекрасный Израиль