Maof

Saturday
Jun 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
«Правомерность существования еврейского государства.... намного убедительнее сегодня, чем это было в 1947 году... потому что в Израиле сегодня проживает огромная и разнообразная еврейская община обладающая правом на национальное самоопределение и благами, которые оно обеспечивает» Часть 1

Рассмотрев ситуацию предшествовавшую возникновению Израиля, вернёмся в сегодняшний день.  Воссоздание еврейского государства и события последних десятилетий коренным образом изменили ситуацию в западной Палестине. Изменения в регионе и проживающие в Израиле 5.5 миллионов евреев сняли все сомнения в праве евреев на самоопределение. Гависон пишет об этом так: «Правомерность существования еврейского государства.... намного убедительнее сегодня, чем это было в 1947 году... потому что в Израиле сегодня проживает огромная и разнообразная еврейская община обладающая правом на национальное самоопределение и благами, которые оно обеспечивает». И соответственно «сегодня у Израиля есть не только право  на существование, но также и право на поощрение и усиление его еврейской сути. То есть этот драматический сдвиг в сторону неоспоримости еврейских претензий на государство  - одно из самых существенных достижений сионизма».
В то же время, несмотря на значительный прирост арабского населения, соотвествующие свободы арабов селиться в западной Палестине не могут быть трансформированы в их право на самоопределение в Эрец Исраэль.  Численный прирост населения сам по себе не является достаточным основанием для этого. Особенно с учётом того, что постоянное использование арабами насилия направленного против евреев нарушает права евреев на жизнь и безопасность. Соответственно с точки зрения универсальных моральных принципов претензии арабов на право самоопределения на этой земле становятся всё менее и менее обоснованными.
Гависсон подчёркивает, что «в то время, как мы не можем игнорировать историю конфликта, мы также не можем игнорировать реальность имевшую место на протяжении всех этих промежуточных лет». А эта реальность отчётливо демонстрирует, что почти вся активность палестинских арабов в течение прошедшего времени была направлена против еврейского государства и не имела ничего общего с созданием хотя бы зачатков институтов арабской государственности и самоуправления.
Даже на протяжении последних 10 лет мы были свидетелями самой откровенной и разнузданной антисемитской кампании в «палестинской» прессе и на ниве просвещения, ставшей  результатом упорного арабского отрицания законности еврейского государства и вылившейся в жестокую террористическую войну.  Нормой стали зверские убийства евреев, что постоянно поддерживается почти 80% палестинских арабов (цифры регулярно поддтверждаемые всеми опросами общественного мнения).  Ненависть к евреям проникла глубоко в души нескольких поколений арабов постоянно убеждаемых их лидерами, что евреи – это безжалостные убийцы-оккупанты. В свете этих обстоятельств награждать подобное отношение к евреям созданием суверенного арабского государства крайне амморально. Вспоминая постулат Гависон о том, что арабы «безусловно имели полную свободу [действий]... при условии, что они не посягали на основные права человека и не нарушали действующие законы земли», придётся признать, что арабы подстрекаемые своими лидерами с треском провалили экзамен даже на самый минимальный моральный стандарт.
Возможно найдутся те, кто скажут, что приводимые аргументы применимы лишь к самому Израилю, как он определён в границах 1948 года. Поэтому обратимся к реальности, сложившейся в Иудее, Самарии и Газе (ЕША), на земле, перешедшей под израильский контроль после Шестидневной Войны в 1967 году. Важно отметить, что именно из-за усилий арабов направленных на уничтожение Израиля евреи стали заселять земли приобретённые в 1967 году в дополнение к территориям контролируем после войны 1948 года. Точно также исключительно важно обратить внимание на то, что априори не существует никаких ограничений относящихся к поселению там евреев, так как согласно универсальным правам человека евреи обладают такими же правами, как и арабы, на заселение этой земли.
Это право подтверживается Универсальной Декларацией Прав Человека ООН, провозглашающей в статье 13, что «каждый имеет право на... жительство в пределах границ каждого государства». Более того, статья 2 поясняет, что в этих целях статус территорий не имеет значения. «Не должно делаться никаких различий базирующихся на ... статусе страны или территории... независимо от того является ли она независимой, находится под опекой, не имеет самостоятельного правления или находится под ограниченным суверенитетом».  Следовательно любой, кто ратует за свободу для арабов селиться на спорных землях западной Палестины, должен признать, что евреи обладают свободой делать абсолютно то же самое. Более того, «законы земли» дают приоритет еврейскому поселенчеству. Единственный международный юридический документ распространяющийся на эти спорные земли – Декларация Лиги Наций 1920 года в Сан-Ремо, поощряет поселение там евреев.  Израильские законы распространенные на эти земли также не препятствуют поселению там как евреев, так и арабов.
С позиций международного права нет никаких различий между существенными частями непосредственно Израиля и спорными землями Иудеи, Самарии и Газы. В обоих случаях евреи обрели эти земли после отражения попыток врага уничтожить еврейское государство. Земля обретённая Израилем в 1948 году не находилась ни под чьим суверенитетом. Земли Иудеи и Самарии приобретённые Израилем в 1967 году вначале были под юрисдикцией Иордании, не признаваемой мировым собществом, и от которой Иордания позже в 1988 году сама отказалась, тем самым придав им абсолютно такой же статус, какой был и у земель завоёванных  Израилем в 1948 году.  Сходная ситуация имеет место и в полосе Газы, на которую претензии Египта были ещё менее выражены, когда он контролировал эту территорию между 1948 и 1967 годами. Следовательно, если законно еврейское поселенчество где-либо на территории очерченной линиями перемирия 1948 года, точно также совершенно законно еврейское поселенчество в границах очерченных линиями перемирия 1967 года с учётом поправок внесённых мирными договорами с Египтом и Иорданией.
Ирония состоит в том, что сами арабы никогда не ставили под сомнение одинаковый статус земель обретённых Израилем. Они не делают никакого различия между израильскими земельными приобретениями 1948 и 1967 годов. Для них всё еврейское присутствие в Палестине, как пишет Гависон, является  «незаконным в самой своей основе, так как вредит арабским интересам и ограничивает их контроль над общественными землями».
Однако признавая правомерность арабского беспокойства, Гависон утверждает, что оно не накладывает на евреев моральных обязательств воздерживаться от заселения Эрец Исраэль. Она пишет: «Утверждение, что еврейское поселенчество вредит арабским интересам безусловно понятно, и их страхи без сомнения были обоснованы. Но разве эти страхи накладывают моральное обязательство на еврейский народ воздерживаться от возвращения на свою родину?»
Одинаковый статус земель завоёванных Израилем в 1948 и 1967 годах имеет ещё один очень важный аспект, который нельзя оставить без внимания. А именно, аморально награждать агрессора путём восстановления статуса кво существовавшего накануне агрессии, если в её результате агрессор теряет территорию. Так как и в 1948 году и в 1967 году земли были завоёваны Израилем в оборонительной войне, то требовать от Израиля  отказаться от прав на земли завоёванные в 1967 году точно также аморально, как и аморально требовать, чтобы Израиль отказался от прав на земли покорённые в 1948 году. То есть с моральной точки зрения арабы не имеют абсолютно никаких шансов превратить свою свободу селиться в западной Эрец Исраэль в какое-либо право на создание там государства.
(Конец  части 2 из 4)

18 июля 2003 года.