Maof

Tuesday
Jun 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Если политическая власть не готова позволить ЦАХАЛю сделать необходимое для уничтожения террора, даже если это связано с жертвами среди безоружных палестинцев, то значит прошло время выражения, что наша война с террором моральна (опубликовано в еженедельнике «Макор ришон» от 19.9.03)

После неудачной попытки уничтожения верхушки ХАМАСа (прим.перев. – речь идет о том, что после получения точных разведданных о сборище хамасовской верхушки на главарей ХАМАСа по указанию политического руководства страны была сброшена бомба в 250кг, а не весом в тонну, чтобы не пострадали невиновные вокруг, в итоге, главари бандитов были лишь ранены) вновь в заголовках газет об этичности политики точечных ударов и вскрылось существование комиссии, включающей Асу Кашера (прим.перев. – речь идет об ультралевом деятеле, по поручению левого правительства создавшего «этический код» - «моральный кодекс» ЦАХАЛя, куда он не включил такие слова как сионизм и любовь к Родине), которая обсуждает, что правильно и морально делать в войне с террором, а что нет. Со стороны ЦАХАЛя в комиссии участвует генерал-майор Амос Ядлин. 5 месяцев назад в интервью со мной перед Днем Независимости он так определил параллелограмм сил, в котором действует Израиль в войне с террором: «Мощь наших действий ограничена. Что готова терпеть Европа, что готовы получить американцы, что говорят в Совете безопасности ООН, что готово терпеть израильское общество…Все удары по террористам наносятся очень точечно, чтобы не задеть невиновных».
Потом добавил: «Наша война против террора очень профессиональна и очень моральна. Мы проверяем, есть ли у нас возможность нанести удар по террору, не задев невинных. И мы проверяем себя, придерживаемся ли мы этих моральных критериев».
Сегодня можно определенно сказать, что хотя ЦАХАЛ придерживается моральных критериев, он не придерживается главного критерия, основного для него – защита наода, защита израильских граждан. Была нотка гордости в словах нач.генштаба о том, что чтобы не задеть невиновных на верхушку ХАМАСа была сброшена бомба в 250кг. Были готовы к неудаче. Из этой операции можно понять причины нашего просчета. Вина, в первую очередь, ложится тут на политическое руководство страны. Политическое руководство считает, что уничтожение главарей ХАМАСа, включая шейха Ясина, необходимо и возлагает задачу на армию. Армию приносит план с указанием, что для разрушения этого здания требуется тонновая бомба. Политическое руководство понимает, что при этом будут задеты рядовые палестинцы. И оно хочет держать палку с двух концов: и уничтожить Ясина, и гарантировать, что не пострадают невинные. Выясняется, и не в первый раз, что это невозможно. Поэтому, учитывая, что палестинцы ставят своей задачей поражение израильских граждан, нет никакого морального оправдания политическому руководству страны, стремящемуся не задеть палестинцев, клгда перед армией поставлена определенная задача. ЦАХАЛ не посылается для выполнения задачи, цель которой убийство множества граждан. Но если поставлена определенная задача, в ходе которой, возможно, пострадают безоружные палестинцы, мы не можем отступать в этой ситуации. Таким образом, мы видим, что политическое руководство не готово дать прикрытие армии и взять на себя ответственность за задачи, выполняемые ЦАХАЛем. Вследствие этого оно и не требует выполнения основной задачи – уничтожения террора. В сущности, это задача, которую правительство должно было возложить на армию. Если это задача – армия возвращается с планом действий и правительство, изучив его, решает. Как видно, понятно всем, что это будет связано с пролитием крови, в основном – с другой стороны. Правительство не готово взять ответственность. Оно отступает и уодовлетворяется «терпимым уровнем террора», как было сформулировано представителем Шарона Довом Вайсгласом и американцами при переходе между этапами «дорожной карты». Если не хотят принять ответственность за уничтожение террора и всего, что с этим связано, то, может быть, сформулировать «терпимый уровень террора» иначе – «жедательный уровень террора». И в этой точке можно сказать, что «истек срок годности» высказывания генерала Ядлина, что «наша война с террором очень моральна».

Достигнута задача правительства. Террор усиливается, но общество уже под контролем. Оно склоняет голову и терпит, молча

В параллелограмме сил, в котором действует Израиль, как это определил Ядлин, пункт «что готово терпеть израильское общество…» выделяется. Страдания общества, как они воспринимаются правительством, - лишь один из факторов, диктующих действия правительства. Обычно в израильских и международных СМИ после израильской ответной реакции на теракт с многими жертвами принята фраза, что «это сделано, чтобы успокоить или чтобы удовлетворить чувство мести израильского общества»; некоторые говорят уже, что «Шарон это сделал, чтобы удовлетворить правых» или «правых в правительстве».

Это отношение выражает, к большому удивлению, отношение правительства к проблеме террора и в ее рамках к тому, что можно назвать «проблема изральского общества». Правительство говорит: верно, надо считаться с обществом, с его чувствами, может, с его потребностями, но не больше, чем с американцами и их требованиями и, в меньшей степени, с Советом безопасности и европейцами. И существует, разумеется, комиссия по этике Асы Кашера и Амоса Ядлина, постановления Аарона Барака и требования Захавы Гальон. Так что это несчастное правительство. Что хотят от министров? Что хотят от премьер-министра? Он должен считаться со столькими факторами. Но если тяжело бороться с «американским давлением», то пункт «израильское общество» легче. Израильское общество здесь. Оно сидит в кафе «Гиллель». Оно не убегает. Можно заняться им. Даже проще заниматься им, чем террором или палестинской автономией. Это общество на многих этапах конфликта вело себя как нормальный народ, оно требовало действий, которые положат конец террору. Что мы видим: убийства не прекратились, террор усилился. Общество склонило голову. Оно терпит молча. Достигнута задача правительства. Общество под контролем.

Ошибается тот, кто думает, что Ариэль Шарон был избран в феврале 2001г., чтобы уничтожить террор. Шарон был избран, потому что его предшественник Эхуд Барак утратил контроль над обществом. Политическая олигархия пришла к стопроцентному пониманию, что есть другой кандидат, который сможет поддерживать устойчивость политической системы и контролировать общество. Решение проблемы, волнующей израильское общество – палестинский террор, второстепенной важности. Это положение не изменилось до сих пор. Шарон продолжает длинную традицию израильских правительств, начиная с воссоздания государства и ранее – с руководства ишува, они видят своей задачей править народом. Не представлять его, не служить ему.

Перевел Моше Борухович