Maof

Thursday
Jun 29th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Меир Палевский – это тот человек, который может пролить свет на тайны, окружающие «дело» Парицкого: кто решил запустить кассету, почему сделал это именно сейчас, каковы истинные причины заваливания министра инфрастуктуры. Палевский, который был замешан в сомнительных политических делах, утверждает, что кассета была передана 1-му каналу из-за стремления к справедливости. Следователи не верят в это (опубликовано в еженедельнике «Макор ришон» от 23.7.04)

Полицейские следователи потеют в эти дни в усилиях рассеять туман вокруг вопроса: кто инициировал запись телефонных разговоров Парицкого и распростанение «кассеты Парицкого», а также над созданием полной картины интересов, приведшей к падению министра инфраструктуры. Но обзор прошлого частного следователя Меира Палевского, который сознался в передаче кассеты 1-му каналу, позволяет уже сейчас в общих чертах понять двигавшие им самим интересы.

61-летний Палевский не является кандидатом на место министра инфраструктуры, но его заинтересованность в завершении карьеры Иоси Парицкого и в нанесении удара в целом по партии Шинуй сочетается с интересом Аводы в падении ее электорального соперника. В отличие от большинства частных следователей, предпочитающих как и все, предоставляющие сервис населению, сохранять политическую нейтральность, Палевский полностью идентифицируется с партией Авода. Более 20 лет назад вступил он в эту партию и быстро стал членом Центра (по его словам, ни разу не по настоящему избирался, все время за счет бронирования или еще чего-то подобного), и более того – питался со стола самых высокопоставленных руководителей партии – статус, который он сохраняет до сегодняшнего дня.

Свою профессиональную деятельность начал Палевский в качестве чиновника в аппарате Маараха (нынешняя Авода). Затем он был чиновником в отделе налогов в Тель-Авивском муниципалитете, а затем секретарем отдела футбола в рамат-гановском «а-Поэле», секретарем партии в Тель-Авивском округе. В течение года был строительным подрядчиком. Его вербальные возможности и связи привели его на должность главы отдела безопасности партии Авода, оттуда он перешел на должность личного телохранителя лидеров партии.

Среди дел, которыми он занимался в своей частной детективной фирме стоит особенно отметить следствие, которое заказал у него другой член партии Авода - Эли Ландау, когда был мэром Герцлии. Ландау сегодня находится во главе списка выигравших от падения Парицкого, так как бывший министр инфраструктуры не хотел оставлять его на следующий срок в должности председателя директората Хеврат хашмаль. Бывший мэр Герцлии в последнее время был также работодателем Шломо Абрамовича, который передал Палевскому кассету, о которой все столько говорят.

Среди друзей Палевского можно найти еще интересное имя – Иоси Пелед, который в прошлом был председателем директората Хеврат хашмаль и на лужайке возле его дома справлял Палевский одну из трех своих свадеб.

«Джибриль Раджуб партии»

В конце 70-х он вступил в Маарах в качестве одного из сторонников Ицхака Рабина, желавших вернуть того на пост председателя партии вместо Шимона Переса. Он стал одним из приближенных Рабина. Другой член той группы Гези Каплан, ныне зам.гендиректора «Осем», сказал о Палевском: «Если Палевский решил кого-то уничтожить – это конец того». Военный секретарь Рабина полк. Хагай Регев говорил, что Палевский занимался сбором для Рабина «полезной политической инфор мации».

В период борьбы Перес-Рабин была у Палевского активная роль. В этой борьбе использовались немало «грязных трюков», по определению Палевского, о стиле которых можно судить хотя бы по тому, как он наносил ответный удар в связи с имиджем Рабина-пьяницы: перед каждым домашним кружком, проводившимся Пересом, Палевский звонил туда, представлялся помощником Переса и говорил, что когда Перес попросит чаю, он на самом деле будет подразумевать коньяк, который и надо ему принести в стакане. (Кроме того, в конце 70-х Палевский вскрыл, что клеветнические письма против Рабина, рассылавшиеся в газеты, исходили из рекламного бюро, работавшего на Переса. Это было опубликовано в газете «Давар» тогдашней женой Палевского) Даже через много лет Палевский хранит вражду к Пересу. В 90-е годы на митинге в память Рабина поднялась на трибуну арабка и Палевский закричал перед всеми: «Это арабская мать Переса».

Проблемное поведение не помешало ему в 1992г. заполучить должность контролера честного проведения праймериз в Аводе. Он появился в заголовках в 1993г., когда Михаэль Эйтан из Ликуда утверждал, что Авода занималась шпионажем против Ликуда и направил обвинительный перст против Палевского, заявив что тот добыл секретную информацию из Ликуда для Аводы. Обвинения Эйтана подтверждались документами и снимками.

Через год решил Палевский принять участие в выборах в Гистадрут и предложил свои услуги Хаиму Рамону. Рамон перепугался. За 15 лет до этого обвинил его Палевский в подделке списков избирателей и подал жалобу в полицию против Рамона, но кто-то позаботился сжечь фальшивые списки избирателей. Рамон в итоге присоединил Палевского к своей избирательной кампании в Гистадрут, но приближенные Рамона были уверены, что речь идет о троянском коне. На определенном этапе и Рамон начал подозревать, что тот пришел в предвыборный штаб лишь, чтобы следить за связями между Рамоном и Арье Дери. Сразу после выборов в Гистадрут был призван Палевский «заняться» тогдашним председателем «Мифаль а-паис» ликудником Гидеоном Гадотом. Специально для этого тогдашний министр финансов от Аводы Шохат назначил Палевского в директориат Мифаль а-паис, откуда он был уволен Биньямином Нетаниягу.

Звание «Джибриль Раджуб партии» он получил от Биньямина Бен-Элиэзера. Эту кличку он получил после того как Барак, тогдашний свежий председатель Аводы, назначил Палевского на должность «советника по вопросам безопасности» в партии. Многие почувствовали себя неудобно и выражали опасение, что Барак нанял Палевского для слежки за противниками в верхушке партии. Палевский утверждал, что в рамках этой должности все, что он должен был делать – это проверять, что в конце дня окна закрыты и бумаги уничтожены. На утверждение, что должность включает политическую слежку, он отвечал: «В политике есть паранойя». Приближенные Барака объясняли это назначение тем что, по их словам, у председателя партии со стола мистическим образом исчезают документы.

6000 долларов и дело шито

В очередной раз фамилия Палевский всплыла, так как он был замешан в незаконном прослушивании бесед семьи Нимроди. Утверждалось также, что Бени Гаон, идентифирующийся с партией Авода и стоявший во главе сети «Кооп», нанял Палевского для слежки за членами ассоциации «Кооп» (прим.перев. - Ассоциация Кооп была создана в 30-е годы, когда несколько десятков тысяч человек купили по одной акции, став учредителями этой крупной сети магазинов, раз в несколько лет они выбирали правление, на определенном этапе власть в правлении полностью захватили представители Маараха и МАПАМ, после этого в течение десятилетий никаких выборов правления не было, просто правление избирало само себя и добавляло еще нескольких «друзей» из тех же партий. Вся работа правления заключалась в одном заседании в месяц, за что несколько десятков членов правления получали зарплату в несколько тысяч шекелей, а верхушка правления – несколько десятков тысяч шекелей. В 90-е годы потомки учредителей Коопа, которые не отчаялись и не выкинули документы о покупке акции, взбунтовались и подали в суд, требуя или выборов правления или продажи сети и раздела денег среди потомков учредителей, именно тогда Авода подключила Палевского, но это не помогло – после долгих проволочек суд постановил в пользу учредителей и сейчас значительная часть магазинов сети распродана). И во время муниципальных выборов 1993г. обеспечили его работой: частный следователь Рафи Придан рассказал полиции 4 года назад, что в 93г. Авигдор Кахалани (тогда аводовец, затем создавший партию Третий путь) нанял его и Меира Палевского для слежки за Рони Мило (тогда ликудником, затем перешедшим в партию Центра) во время выборов в муниципалитет Тель-Авива. И опять заговорили о нем в связи с его связями с бывшим министром Гоненом Сегевом.

Один из самых злейших врагов Палевского – Шимон Шевес, которого Палевский ввел в ближайшее окружение Рабина и который затем вышвырнул Палевского из этого круга. За это Палевский отплатил ему следствием, в результате которого Шевес полетел с поста ген.директора канцелярии премьер-министра.

Ни один частный следователь не признается, что был замешан в шитье дел, но Палевский готов рассказать, что он знает это с близкого расстояния. В 1983г. он рассказывал, что «сшить дело» стоит 6000 долл. И незаконные политические подслушивания знакомы ему хорошо. Он утверждал, что знает не менее сотни политиков и крупных бизнесменов, замешанных в незаконных подслушиваниях и называл их «настоящей мафией».

По словам частного следователя Цали Пелега, Палевский «считается политиком, который занимается политиками».

Есть у него царапина

У самого Меира Палевского, разумеется, есть другое обяснение. «Я вошел в политические игры не для денег, и никто не понимает меня», - говорит он в интервью газете «Макор ришон». - «Все думают, что у меня «царапина на дискете». Я борюсь за справедливость».

- Ты ожидаешь, что мы поверим, что ты передал кассету Парицкого телевидению лишь из стремления к справедливости?

- У меня не было других причин, я мог передать ее программе с большим рейтингом. Говорили мне, что я мог бы получить за нее 200 тыс долл и еще 40 тыс долл от продажи газете. Я знал, что должны продемонстрировать кассету в новостях, и в это время я сидел с детьми в «Каньоне». Не думал, что это так важно. Я был замешан в десятки раз более серьезных историях, когда Перес хотел убить Рабина и каждый из этих двоих хотел отправить другого на пенсию. Ты знаешь, какие серьезные вещи были там?

- В самом деле, думал, что кассета о министре, пытающемся «шить дело» другому министру, будет третьесортной новостью?

- Для меня все это семечки. Все СМИ знали о кассете и она не интересовала никого. Из-за этого все злятся на меня – я заметил то, на что другие не обратили внимания. Это я понял, что речь идет о чем-то стоящем. Я могу поклясться, что слышал лишь отрывки из кассеты и не затруднился прослушать всю, потому что она не особенно интересовала меня. Мне было интересно во время войн против Гадота и против Шевеса. Это моя «царапина» – бескорыстное стремление к справедливости. Все ищут причины и интересы распространения кассеты именно сейчас, но причина проста – лишь теперь появились у меня деньги купить ее.

- Потратил более 3000 долларов на покупку кассеты без всякого интереса или получения чего-то взамен?

- Да, есть у меня такая «царапина». Тебе кажется логичным, что она продавалась бы всего за 3000 долларов, если бы кто-то думал, что она свалит министра?! Я передал 1-му каналу потому, что у меня было ощущение, что никто не захочет купить ее. Ведь если бы за этим стоял Мейман (совладелец египетской газовой компании, следивший за Парицким и заинтересованный скинуть его, и 10-го канала), то кассета попала бы на 10-й канал. Сейчас скажут, что он специально «слил» через 1-й канал, но такие вещи надо доказать.

- В течение нескольких дней всех занимал вопрос, кто передал кассету на телевидение, а ты не открывал рот, пока не добрались до тебя. - Добрались до меня быстро, потому что я оставил следы. Почему я должен бежать в полицию из-за дела, которое выглядит как относящееся к СМИ, а не к полиции?

- А что ты ответишь на утверждение о твоем интересе как члена партии Авода нанести удар по Шиную – электоральному конкуренту?

- Нормальное объяснение. Это логика, которую я могу понять. Но все же каждый в Аводе знает, что я ненавижу эту партию больше, чем Ликуд. Никто из Аводы не позвонил мне, когда меня арестовали, хотя раньше все время звонили и просили об одолжении. Ты знаешь со сколькими высокопоставленными аводовцами я сидел за трапезой?! Сейчас никто из них не звонит».

Позже Палевский утверждал обратное – что отдалился от активной деятельности в Аводе после убийства Рабина: «Для меня Перес – грязь. Я член Центра Аводы с 80-х, но участвовал лишь в 5 заседаниях Центра».

- Впечатление, что политики боятся давать интервью для статьи о тебе.

- Верно, боятся меня. Я воевал против Шевеса и Гадота и победил их. Не хотят связываться со мной.

- Есть в дуле еще такие компроматы на других политиков?

- Абрамович, продавший мне кассету, утверждает, что есть, но меня это не интересует. Лишь Парицкий интересовал меня, потому что я вел следствие по заказу клиента, как было опубликовано в «Маариве».

- Как тебе твой имидж как постоянно кормящегося от политики?

- Я никогда не зарабатывал на политике, все задания выполнял бесплатно. И работа с Бараком была даром.

Знак отличия или обвинительное заключение?

В версии Палевского есть немало глубоких противоречий, среди которых особенно выделяется денежный вопрос. В прошлом говорил Палевский, что от его профессии можно неплохо кормиться и оставить детям и внукам. Похоже, что он, в самом деле, неплохо зарабатывает и еще откладывает внукам. Вместе с этим, когда к нему попадает кассета с записью министра, желающего «сшить дело» на другого министра, он, по его словам, ждет несколько месяцев, так как у него нет необходимых 3000 долларов. Когда он слышит от друзей, что мог получить в 80 раз больше суммы, затраченной на покупку, он удивлен и поражен – такой вот наивный, ничего не смыслящий в СМИ. Но не переводя дыхания, ставит себе Палевский высокую оценку как понимающего в СМИ больше всех, так как он единственный понял потенциал кассеты Парицкого. С третьей стороны, несмотря на то, что никто в СМИ не проявил интереса к покупке кассеты у Абрамовича, по странному утверждению Палевского, через минуту после того, как он передал кассету 1-му каналу, все неожиданно заинтересовались. И вновь – именно Палевский был удивлен шумихой и даже не смотрел телевизор, когда показывали кассету. Также его утверждения, что он в течение лет бесплатно работал на различных должностях в системе безопасности партии Авода, выглядят странными и лишь добавляют вопросы. Также выделяется факт, что у Палевского нет ответа на вопрос, почему когда вся страна искала, кто передал кассету на ТВ, он не потрудился позвонить и рассказать, как он наткнулся на интересную кассету и как бы между прочим передал ее на телевидение.

Частный следователь Цви Пелег: «Декларации Меймана и Палевского об причинах их поступков выглядят чересчур «чистыми». Если Палевский передал кассету ТВ из намерений вскрыть зло в мире и получил на это согласие Меймана, заказавшего следствие, то надо снять шляпу перед ним. Но если он сделал это, чтобы запугать министра, который придет вместо Парицкого, чтобы тот не связывался с Мейманом, то речь идет об уголовщине. Мы не дети и понимаем, что человек не вкладывает десятки тысяч шекелей в следствие лишь, чтобы проявить хорошее гражданское поведение. Мы оба догадываемся, какие были намерения, но это требует доказательста, это задача полиции».

Следователи полиции не впечатлились версией Палевского и, отправив его под арест, «слили» в СМИ, что, видно, тот еще скрывает полную версию. Палевский достаточно глубоко в клубке интересов, чтобы в полиции поверили, что «он случайно прошел рядом» и этим привел к увольнению министра от конкурирующей партии.

Перевел Моше Борухович
МАОФ