Maof

Tuesday
Jun 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Иудаизм не поощряет бурного проявления радости по поводу смерти врага. Как говорится в Притчах: «Не возрадуйся, когда твой враг упадёт» (24:17). Но ведь это вовсе не воспрещает нам говорить правду. Пирке Авот - Изречения отцов – учит нас: «Вселенная держится на трёх вещах: на правде, на утверждении справедливости и на мире. Суди по правде, и мир придёт к вратам твоим».
А ведь именно правда стала главной жертвой длящейся более полувека арабо-израильской войны. И из-за того, что так много усилий прикладывается, для искажения правды, все надежды на достижение мира между арабами и евреями обречены на провал.
Свежий пример этому – кончина Ясира Арафата. Мировое сообщество оплакивало супер-террориста, как если бы он был кладезью добродетели. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан назвал его «защитником справедливости» и «человеком, стремящимся к миру». Французский президент Жак Ширак охарактеризовал его «человеком мужества и убеждений». Российский президент Владимир Путин сказал, что покойный был «великим политическим лидером международного масштаба». И все эти восхваления в адрес злодея, чья деятельность в последние 11 лет привела к гибели почти 1300 евреев. Если это число экстраполировать пропорционально на американское население, то оно будет равняться 65 000 (!) убитых американцев.
Вирус лжи не обошёл стороной и еврейское государство. Как это возможно, что официальный представитель Израиля на полном серьёзе заявляет, что еврейское государство сделает всё от него зависящее, чтобы воздать почести массовому убийце евреев? А ведь именно такое завление последовало от официального Израиля, кода было объявлено, что «Армия Обороны Израиля дислоцируется таким образом, чтобы способствовать достойному проведению похоронной церемонии председателя Арафата». Неужели мы можем себе представить, что евреи способствовали бы достойному проведению похорон Адольфа Гитлера?
А ведь для евреев Арафат как раз и был Гитлером последних 40 лет. Сходство просто неразличимо. Гитлер в своё время заявил, что его целью является уничтожение евреев, и Арафат заявил, что его целью является уничтожение Израиля – этого коллективного еврея. Он даже измазал слово «мир» своей ненавистью к Израилю, объяснив, что для него «мир означает уничтожение Израиля и больше ничего». Как сказал генерал Мунтяну, главный румынский эксперт по Ближнему Востоку, проведший в своё время бессчётное число часов в беседах с Арафатом: «Его ненависть к Израилю была у него буквально в крови».
Неспособность Арафата полностью облачиться в мантию Гитлера была вызвана вовсе не отсутствием у него желания уничтожать евреев, а нехваткой оружия и амуниции. Не стоит даже сомневаться на миг, будь у Арафата мощь Вермахта нацистской Германии, еврейское государство захлебнулось бы в море еврейской крови.
Но разве это серьёзный аргумент различать между Гитлером и Арафатом по количеству уничжтоженных евреев? Иудаизм учит, что каждый чековек это целый отдельный мир. Разве для матери еврейского ребёнка, разорванного в клочья террористом-самоубийцей, принципиально, что число евреев убитых в войне Арафата с евреями ичисляется тысячами, а не миллионами, как в войне Гитлера с евреями? Для неё мир разрушен напрочь и перестал существовать. Она погибла вместе со своим ребёнком, несмотря на то, что ещё ходит по земле и числится среди живых.
Исследование, проведённое в сентябре 2004 года профессором хайфского университета Габриелем Бен Дором и доктором Дафной Канти-Нисим выявило, что в результате интифады, организованной Арафатом, один из пяти израильских евреев потерял по крайеней мере одного близкого друга или родственника. И это с учётом того, что в распоряжении арафатовских убийц были жалкие крохи оружия. Только представьте, что было бы, если бы Арафат и его убийцы имели доступ к чему-нибудь эквивалентному гитлеровской военной машине.
Более того, если со смертью Гитлера, уничтожение европейских евреев прекратилось, с уходом с мировой сцены Арафата, число убиваемых евреев продолжает расти. Даже когда Арафат находился на смертном одре в Париже, ещё три еврея были убиты очередным самоубийцей взращённым на идеологии ненависти, которой пронизана вся Палестинская Автономия. 5 ноября, когда Арафат был уже клинически мёртв, опрос проведённый Национальным Университетом Ан Наджа среди палестинских арабов выявил, что если Израиль уйдёт из полосы Газы, 56.3% всё равно «будут поддерживать осуществление военных операций против Израиля из полосы Газы», то есть с территории, которую Шарон намерен очистить от евреев, сделав её «юденрайн».
Многие люди лелеют надежду, что со смертью Арафата враждебность арабов к евреям постепенно сойдёт на нет. Нет ничего более далёкого от действительности. Зёрна ненависти так тщательно взращённые Арафатом обязательно прорастут плодами новых убийц, и еврейская кровь будет литься долгие годы после его ухода. Дикая анти-еврейская и анти-израильская ненависть распространяемая Палестинской Автономией не исчезнет со смертью Арафата. Уже на следующий день после арафтовской кончины агентство Рейтерс процитировало члена Бригады Мучеников Аль Акса – военизированного крыла арафатовского Фатаха – заявившего: «Мы убьём любого, кто попытается торговаться по вопросам отвергнутым президентом Арафатом. Никаких уступок, никаких попыток расселить беженцев. Мы не успокоимся пока не изгоним сионистов с нашей земли».
Не стоит впадать в шок в связи с этим всплеском ненависти. В ней нет ничего нового, нет ничего отличного от текста Палестинской Хартии, которая в прекрасном здравии и благополучно продолжает оставаться главным руководством к действию для ООП. Именно она провозглашает «арабскую родину» во всей Палестине «в границах, которую она имела во времена Британского мандата» (Статья 2), и значит включая весь Израиль. А рецептом, прописываемым для достижения этого, является «вооружённая борьба» - «единственный путь к освобождению Палестины» (Статья 9).
Эта «вооружённая борьба», называемая многими наивными людьми «мирным процессом, достигла своего апогея в после-ословские годы, когда всевозможные «палестинские» группы и группки без разбора убивали еврейских стариков, женщин и детей в их домах, автобусах, ресторанах и магазинах, добавив десять тысяч человек в арафатовский список убитых и раненных евреев. Эта вакханалия террора привела не только к гибели отдельных евреев, но оказала и существенное влияние на политику Израиля. Именно волна террора заставила Израиль вписать целую серию позорных пораженческих страниц в анналы еврейской истории.
Самым катастрофичным сдвигом в израильской политике стала готовность расстаться с исконно еврейской землёй для создания на ней нового арабского государства. В наш разговор не входит выяснять являются ли палестинские арабы отдельным уникальным народом или нет. Для нас важно то, что в любом случае главное объединяющее их начало - их ненависть к Израилю, на которой взращено несколько поколений. Однако несмотря на это, Израиль не только признал, что «палестинский народ» заслуживает новое независимое государство, но и готов расстаться с еврейскими землями, чтобы на них это государство создать. Израильская позиция, чётко и громко озвученная израильским послом в ООН Йосефом Текоа 30 лет назад, напрочь забыта. Его заявления с трибуны Генеральной Асамблеи ООН о том, что «палестинское арабское государство - Иордания» уже существует, и что «без палестинцев Иордания это государство без народа» стёрты из памяти.
Поэтому сегодня никто даже и не пытается ответить на вопрос почему палестинские арабы длжны иметь два государства в то время, как все остальные народы должны быть удовлетворены одним? Хотя с другой стороны, если сам израильский премьер-министр говорит о небоходимости такого государства, разве можно ожидать, что лидеры других стран станут ему противоречить? В то же время именно эта готовность Израиля расстаться с еврейской землёй, что ещё недавно было абсолютным табу, делает Арафата опасным для евреев даже после его смерти. Он становится бомбой замедленного действия, грозящей взорваться через новых «мученников» на пути к освобождению Иеруслаима для того, чтобы похоронить его там.
Саиб Эрикат, бывший глава палестинских арабов на переговорах с Израилем поклялся, что «президент будет похоронен в Иерусалиме, на Храмовой горе, когда Иерусалим станет столицей палестинского государства». Ему вторит арабский член Кнессета, бывший советник Арафата Ахмед Тиби, сказавший в комментариях переданных 10 ноября израильским радио: «В конце концов наступит день, когда будет существовать суверенное палестинское правительство и палестинское государство со столицей в восточном Иерусалиме, и Ясир Арафат будет перезахоронен в мечети Аль Акса». И хотя Иерусалим ещё до сих пор считается у израильтян той красной чертой, через которую никто не смеет переступить, будущее города должно вызывать большую тревогу. Ничто ведь не вселяет надежды на то, что Иерусалим не будет добавлен в длинный список первоначальных израильских «нет» и «никогда», всех без исключения переместившихся в категорию позорных «да».
Те кто верят, что с уходом Арафата война арабов против евреев прекратится, живут в мире буйных фантазий. Эта война не началась с Арафата, и она не была только его войной. Крошечный Израиль – инородное тело в огромной массе арабских земель. Арабы не могут смириться с ситуацией, когда народ-димми живёт как народ-суверен на земле, которую арабы считают своей.
Собственно говоря нет никаких оснований предполагать, что отношение мусульманского мира по отношению к евреям хоть в чём –то изменилось с 28 октября 1937 года, когда король Саудовской Аравии Абдель-Азиз ибн Сауд сказал английскому полковнику Х.Р.П Диксону: «Наша ненависть к евреям берёт своё начало с момента, когда Аллах осудил их за то, что они преследовали и отвергли Ису (Иисуса), и затем позже отвергли выбранного Аллахом Пророка. ...Поистине слово Бога учти нас, и мы безоговорочно верим в это, что для мусульманина убить еврея, и для него быть убитым евреем, открывает ему немедленно ворота в рай, в присутствие Бога Всевышнего».
Мы допустим огромную ощибку, если поверим в уже пользующийся большой популярностью миф, что смерть Арафата станет поворотной точкой арабо-еврейского противостояния. Как и прежде, эта война ведётся против евреев всем арабским миром. И не только арабским миром, но и всеми теми, кто оплакивает смерть Арафата – смерть убийцы, про которого Ариэль Шарон сказал в 1995 году: «Я не знаю никого, кроме Арафата, на чьих руках было бы больше крови еврейских граждан со времён нацистов». В отличие от падения нацисткой Германии, приведшей к окончанию войны против евреев, смерть Арафата не даст евреям передышки, которую они так отчаянно ждут.

12 ноября 2004 года.